Борис Годунов

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.1 (17 оценок)
Жанр: 
опера
Стиль: 
русская классика
Композитор: 
Мусоргский М.П.
Период (век): 
XIX
Страна: 
Россия
Класс: 
6
7
8
опера М.П. Мусоргского

Народная музыкальная драма «Борис Годунов» — величайшее произведение Мусоргского и одно из высочайших достижений русского оперного творчества. Опера Мусоргского «Борис Годунов» поражает верностью и глубиной реалистического отображения событий русской истории и новаторством музыкальной драматургии.

Работа над «Борисом Годуновым» продолжалась с 1868 по 1872 год. Музыкальная драма в первоначальной редакции (закончена в конце 1869 года) раскрывала драму царя-преступника и заканчивалась сценой его смерти. Эта редакция была значительно переработана автором в течение 1871—1872 годов. В окончательную редакцию был включен новый «польский» акт (из двух картин) и сцена «Под Кромами», завершающая оперу; почти заново была написана сцена в тереме царя. По цензурным соображениям из окончательной редакции была изъята сцена у собора Василия Блаженного.

«Борис Годунов» — лучшее произведение Мусоргского, своего рода «энциклопедия» его творческого стиля. Создание этой музыкальной драмы было важнейшим этапом общего развития русской оперы второй половины XIX века, а также и творчества самого Мусоргского.  

Литература:

  1. Абызова Е.Н. «Модест Петрович Мусоргский» - 2-ое издание М.: Музыка, 1986.
  2. Фрид Э.Л. «Модест Петрович Мусоргский»: Популярная монография - 4-е изд.-Л.:Музыка, 1987.
  3. Шлифштейн С.И. «Мусоргский. Художник. Время. Судьба». М.:Музыка. 1975. 
Характеристика музыкальных образов оперы

Музыкальная драматургия оперы отражает сложность конфликта и его многоплановость. Принцип «сквозного» музыкального развития, не исключающий использования более или менее обособленных, завершенных внутри себя эпизодов, является важнейшей и существеннейшей ее частью.

Многогранность содержания музыкальной драмы потребовала большого разнообразия музыкальной речи. Мусоргский пользуется в «Борисе Годунове» чрезвычайно широким кругом средств музыкальной выразительности, отражающих сложные и напряженные драматические положения. Каждый из его героев имеет индивидуальную интонационную сферу.

Царь Борис — истинно трагический образ. Умный, дальновидный, искренне желающий добра своим подданным, царь Борис ненавистен народу, как преступник, незаконно завладевший престолом. Драма царя Бориса показана в развитии: первое появление во второй картине пролога уже показывает сложность и внутреннюю противоречивость образа. Небольшой монолог Бориса «Скорбит душа» раскрывает и мрачные предчувствия, охватившие его сердце, и светлые надежды на счастливое царствование. Помещенный в центре картины, между двумя торжественными хорами, монолог Бориса дает экспозицию трагического образа царя. Обращает на себя внимание превосходная естественная декламация — патетическая мелодия, отражающая взволнованную речь, передает все многочисленные перемены настроения, душевного состояния паря Бориса.

Наиболее многогранную характеристику образ Бориса получает во втором акте (сцена в тереме). Эта сцена имеет сложное музыкально-драматическое построение с двумя кульминациями (два монолога Бориса). К первой кульминации подводит сцена царя с детьми. Лейтмотив его любви к дочери исполнен проникновенного светлого чувства, нежного и чистого лиризма. После разговора с царевичем начинается монолог Бориса «Достиг я высшей власти». Этот монолог в окончательной редакции оперы довольно существенно отличается от первоначальной версии. Вторая редакция монолога показывает Бориса полнее и многостороннее и как политического деятеля, страдающего от нелюбви народа, и как человека, изнемогающего от укоров совести. Обе эти стороны тесно сплетены: в своем неудачном правлении Борис видит возмездие небес за совершенное преступление. В его монологе Мусоргский сочетает речитативную декламацию с ариозным принципом, благодаря чему усиливается цельность и внутреннее единство образа и становится ярче общий величественно-трагический характер всей музыкальной характеристики Бориса.

Второй («малый») монолог Бориса, начинающийся словами «Уф! тяжело! Дай дух переведу!», является наивысшей точкой трагического развития образа. Монолог, основанный на «теме кошмара», проходящей в оркестре, раскрывает внутренний разлад Бориса, доведенного почти до безумия рассказом Шуйского. Бессвязные, разбросанные реплики «говорком» на фоне жестко и мерно звучащей музыки механических курант, создающей резкий контраст зловещему колыханию «темы кошмара», неустойчивость и необычность гармонического языка — все это приводит в заключении к выразительнейшим напевным фразам Бориса: «О, Господи! Ты не хочешь смерти грешника!» Эти фразы музыкально обобщают весь монолог, в котором роль симфонического оркестра так же значительна, как и роль певца.

Сцена в Боярской думе — новая фаза в развитии образа Бориса. Драма царя, сознающего свою близкую смерть, в то время, когда Русь охвачена восстанием и его дети обречены на гибель, раскрывается в большом монологе его прощания с сыном и сцене смерти. Сосредоточенная, мрачно величественная тема его обращения к сыну, открывающая монолог, переходит в выразительное ариозо, где снова проходит тема любви к дочери. Контрастом служит светлое, возвышенно-лирическое ариозо молитвы. Великолепным штрихом, показывающим величие и силу характера Бориса Годунова, служит его последняя реплика «Повремените! Я — царь еще!», написанная с исключительной драматической выразительностью.

Иными музыкально-выразительными средствами пользуется Мусоргский в народных сценах. Музыкальный образ народа в опере показывает, как глубоко и органично была воспринята Мусоргским русская народная песня, как ее интонационный язык, ритм, лад отразились в созданной им музыке. Народ в «Борисе Годунове», как обобщенный образ, охарактеризован преимущественно песенными темами: плачами, причитаниями, протяжными, плясовыми и молодецкими песнями. 

Народ в первой сцене оперы показан и как единый цельный образ, и как группа отдельных людей с их индивидуальными особенностями. Обобщенная характеристика дана в хорах песенного склада, индивидуальные характеристики, созданные двумя-тремя меткими штрихами, выступают в свободно построенных речитативно-декламационных эпизодах. Хор «На кого ты нас покидаешь» основан на интонациях и оборотах характерных для протяжной народной песни, метрическое его развитие — свободно; хор заканчивается плачем и воплями народа.

В сцене у собора Василия Блаженного народ показан уже в другом состоянии, чем в прологе. Народ измучен голодом, болезнями, он близок к восстанию и открыто осуждает царя Бориса. Оркестровое вступление к сцене у собора создает сосредоточенно суровый, мрачный и таинственный колорит. Обнищавший люд ждет важных событий. Живая разговорная сцена, начинающая действие, с перекличкой отдельных голосов, отдельными фразами различных групп и персонажей дает целый ряд ярких образов, рисует многогранный облик народа (ссора мужчин, рассказ Митюхи, имитация церковного пения, разговоры о царевиче, вступление стариков, предупреждающих молодежь, и т. п.). Этот разговор прерывается появлением Юродивого с  мальчишками.

В опере есть несколько отдельных эпизодических действующих лиц, тесно связанных с народом. К ним принадлежит Юродивый. Этот образ  по выразительности и реалистической силе обрисовки принадлежит к лучшим созданиям Мусоргского. Речитативы Юродивого очень индивидуальны. Кроме тонкой декламационной выразительности, характерной для всех речитативов Мусоргского, здесь чувствуется особая печальная просветленность, особая острота интонаций при спокойной манере их произнесения.

Плач Юродивого непосредственно переходит в хор голодного народа. Этот хор по своей выразительности выделяется даже среди других народных хоров Мусоргского, отличающихся своей силой и реализмом. Хор занимает всего двадцать два такта и представляет собой замечательный пример развития музыки от тихого скорбного плача-причитания до общенародного вопля-крика.

Образ народа приобретает новые черты в последней картине оперы «Под Кромами», где показано восстание, страшное в своей стихийной силе. В сцене «Под Кромами» основное значение имеют песенные эпизоды: ироническое «величание» пойманного боярина, «проповедь» Варлаама и Мисаила, хор «Расходилась разгулялась», песня Юродивого. Все эти эпизоды служат опорными точками в развертывании действия. Варлаам и Мисаил выступают на этот раз как активные заводилы восстания, искусно раздувающие ненависть народа к Борису. Бунтарская сущность образа Варлаама стала теперь совершенно очевидной, и Мусоргский имел все основания сказать: «Варлаам и Мисаил вызывали смех, пока не показались в сцене „бродяг": тогда смекнули, какие опасные звери эти, по-видимому, смешные люди».

Главная кульминация сцены — хор   «Расходилась,   разгулялась». Мелодию этой песни Мусоргский заимствовал из песен вольницы. Хор дает наиболее яркое и обобщенное выражение народного гнева. К концу его напряжение достигает высшей точки и изливается в грозных выкриках: «Смерть! Смерть Борису!» Первая тема (мужская часть хора) выдержана в характере молодецкой песни с четкой и характерной ритмикой и удалыми «взлетами» мелодии. Вторая тема (женская часть хора) имеет плясовой характер. Интересно отметить сходство этой мелодии с народной плясовой песней «Заиграй, моя волынка» Обе темы активно разрабатываются, чем подчеркивается стремительность развития действия.

Однако Мусоргский заканчивает свою народную музыкальную драму не этим хором, а скорбной песнью   Юродивого, предвещающего: «Горе, горе Руси! Скоро враг придет и настанет тьма!» В этом сказалась большая мудрость Мусоргского и его верное художественное чутье. Таким заключением Мусоргский подчеркнул трагическую сторону стихийного народного восстания и как бы предсказал грядущие беды и страдания народа. 

В развитии музыкальной драмы большое значение имеет образ Самозванца и вся сложная политическая интрига, связанная с польским вторжением. В сцене в келье и сцене в корчме эта сюжетная линия начинается, а завершение свое она получает в третьем «польском» акте.

Самозванец характеризуется лейтмотивом, который представляет собой вариант темы убитого царевича Дмитрия. Оба варианта играют очень важную роль в различных сценах оперы, в частности в сцене царя Бориса с Шуйским. Лейтмотив Самозванца приобретает в зависимости от ситуации различный характер: лирический (в сцене у фонтана), героический (в сцене въезда Самозванца  Кромы и т. п.

«Польский» акт, написанный для второй редакции оперы, способствует расширению общего музыкально-драматического плана. Польские сцены вносят новый колорит в оперу. Музыка, характеризующая польских панов и Марину Мнишек, основана на польских танцевальных ритмах полонеза, мазурки и краковяка. Почти вся партия Марины Мнишек пронизана ритмами энергичной мазурки, что вполне соответствует натуре гордой женщины, стремящейся к власти.

Музыкальный стиль «Бориса Годунова» тесно связан с его драматургией: музыкальные формы подчинены драматической композиции. Музыку, связанную с драмой царя Бориса, по основному содержанию можно назвать музыкой трагического плана — здесь налицо свободно построенные формы монологов и сцен-диалогов, вытекающих из самого развития драмы. Мелодический язык этих сцен — речитативно-декламационный и ариозный, ладо-гармонический язык очень сложен. Общий характер отличается особенным благородством и величием, в моменты наивысшего драматизма, доходя до мрачного пафоса. Важную роль здесь играет лейтмотивное развитие.