Романс

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (2 голоса)
Тип:: 
терминология

Приходилось ли вам когда-нибудь слышать, как об одном из иностранных языков говорят, что он относится к романским или к «романской группе»? Между этим определением и музыкальным термином, обозначающим один из жанров вокальной музыки, есть самая непосредственная связь.

Романс - название, которое возникло от испанского слова «romance», что и значит романский, то есть исполняемый на «романском» (испанском) языке. Появилось это название тогда, когда в Испании получили большое распространение так называемые «светские» песни. В отличие от церковных песнопений, которые в католических странах исполнялись всегда на латыни, «светские» песни пели на родном, в данном случае - испанском языке.

Из Испании романсы  распространились по всей Европе. Попали они и в Россию. Разумеется, здесь они звучали не на испанском языке, но название закрепилось. Сначала - только за теми произведениями, которые имели не русские (чаще всего французские) тексты. Пьесы, певшиеся с русскими словами, назывались «российские песни». Но со временем композиторы стали создавать романсы на стихи русских поэтов. Замечательные романсы Глинки, Даргомыжского, Бородина, Мусоргского, Чайковского и Римского-Корсакова, Танеева и Рахманинова, Прокофьева и Свиридова - эти подлинные жемчужины камерного вокального искусства.

Строго говоря, романс - это вокальное произведение с инструментальным сопровождением. На языке музыкальной терминологии он относится к камерным вокально-инструментальным жанрам. Существуют романсы самого различного содержания, характера и построения. В романсе могут отражаться разные стороны жизни, отношение композитора к происходящим событиям. Например, «Титулярный советник» Даргомыжского  - сатирический рассказ. Другой его романс - «Старый капрал» - драматическая сцена. А романс Прокофьева «Болтунья» на стихи Агнии Барто - шуточная зарисовка.

Романс во многом напоминает песню, но является более сложным музыкально-поэтическим произведением. Если в песне разные куплеты поются на одну и ту же мелодию, то в романсе мелодия чутко следует за всеми изменениями текста. При создании романса главной целью композитора всегда бывает стремление выразить с  возможно большей точностью замысел поэта и усилить музыкой эмоциональный тон стихов, подчеркнуть содержащиеся в них интонации.

Ведь стихи больших поэтов сами по себе музыкальны. В одном из вариантов знаменитого «Памятника» Пушкин ставит себе в заслугу и то, что «в русском языке музыку я обрел». В самом стихе, его размере, ритме, звуковой последовательности уже есть мелодия. «Слова, уложенные в форму стиха, - писал Петр Ильич Чайковский, - уже перестают быть просто словами: они омузыкалились». И дело композитора – «подслушать» эту скрытую в стихе музыку.

Обычно композиторы, приступая к сочинению романса, долго и тщательно отбирают стихи для него. Бывает и так, что прекрасные романсы пишутся на тексты поэтов второстепенных, как это нередко можно встретить у Чайковского. В таких случаях композитору удается облагородить стихи, «омыть» их, по выражению Глинки, в атмосфере высокой музыки.

Но бывает и так, что композитору необходимо подняться до уровня признанного шедевра поэзии и стать равным великому мастеру стиха. Тогда происходит чудо - идеальное слияние высокой поэзии и изумительной музыки. Одно из таких поразительных чудес в русском искусстве - романс Михаила Ивановича Глинки "Я помню чудное мгновенье", в котором музыка изумительно соответствует гениальному творению Пушкина, придавая ему еще большую глубину и силу чувств.

Бывают и романсы без слов. Их поет инструмент - скрипка, рояль или виолончель, - как бы подражающий человеческому голосу. Такие инструментальные романсы есть у Чайковского, Глазунова, Рахманинова, Глиэра и других композиторов.

Литература и источники:

  • Михеева Л.В. Музыкальный словарь в рассказах. М., "Советский композитор", 1984
  • Тарасов Л. Музыка в семье муз -Л.: "Дет. лит.", 1985.
Из истории русского романса

Во второй половине XVIII века в столичных и губернских городах процветал своеобразный вид музицирования - так называемая «российская песня». Стихосложением и музицированием "баловались" и чиновники, и военные, и помещики. Подлинно талантливых образцов среди этого творчества было, конечно, немного. В целом формула стиля российской песни сводилась тогда к переводам текстов манерно-лирического содержания и к приспособленным для домашнего музицирования мелодиям модных французских «минаветов» (менуэтов), источником распространения которых была французская оперная труппа в Петербурге.

Когда две провинциальные барышни, одна за клавикордами, другая возле, умилительно затягивали в менуэтном миноре «Мы друг друга любим, Что нам в том с тобою? Любим и страдаем всякий час...», то батюшки и матушки относились к вокальным упражнениям дочерей как к модной забаве, не более. Внешнее подобие европейским "цивилизованным" формам досуга на самом деле мало затрагивало общий патриархальный уклад жизни российских помещиков.

Тип такого музицирования воссоздан в «Пиковой даме» П.И.Чайковского. В первом действии Лиза и Полина поют дуэт, затем Полина - романс и русскую песнь, а во втором действии, на маскарадном бале у богатого сановника, изображается музыкальное представление в духе пасторали, с дуэтом Прилепы и Миловзора - типичных героев сентиментальной песни XVIII века...

Но в первой трети XIX века ситуация изменилась. Романсы А.А.Алябьева, А.Е.Варламова, А.Л. Гурилева "ввели в мелодику русские интонации народного происхождения, а в тексты - "матушек" и "красные сарафаны". Жанр романса из заемного стал своим". И в этом качестве заполонил культурное пространство - от трактира с цыганами, где гуляли купцы, до светских гостиных самого высокого ранга... При всей теплоте и проникновенности в них звучал голос наивно-непосредственной душевности, пока еще не отмеченной печатью личного, глубокого чувства.

На уровень серьезной лирической исповеди романс поднялся благодаря появлению большой лирики (Пушкина и поэтов пушкинского круга). Романс с конца 1820-х годов, когда были созданы первые произведения Глинки на слова Пушкина. Дельвига, Батюшкова. Жуковского, стал голосом индивидуальности, дотоле в русской музыке отсутствовавшем.

В творчестве Глинки романс стал как бы противовесом эпической направленности крупных музыкальных жанров. Таким противовесом он оставался и позднее - в советское время. Не случайно барды-шестидесятники обратились именно к романсу, как знаку личной суверенности, противостоящей "системе".

По материалам книги Т.В. Чередниченко "Музыка в истории культуры" Т.2., М., - 1994.

Материал по теме: